Внимание!Уважаемые посетители, Реставрационно-техничекий центр закрыт на ремонт

Дети войны: узники концлагерей

27.01.2020
Дети войны: узники концлагерей 27 января 1945 года Красная Армия освободила фашистский лагерь смерти «Освенцим» - место наиболее массового уничтожения людей за всю историю человечества.

В минувшие выходные в рамках 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне в экспозиции «Помни Мир спас советский солдат» узники концлагерей провели урок живой истории.

Мы взяли интервью у Ковалева Евгения Филипповича он провел в лагере «Освенцим» 4 года и у Крюковой Лидии Константиновны, которая попала в лагерь совсем маленькой ей было не больше года. Сегодня она возглавляет Общество узников фашистских лагерей.

Ковалев Евгений Филиппович рассказал, как он попал в лагерь «Освенцим»:

«Я родился в 1927 году, в декабре. Родители мои умерли, матери не стало, когда мне было 3 или 4 года. Отца не помню. Я жил с братом до 1941 года. В 41-м году нас захватили немцы, оккупировали деревню в Смоленске. Братья мои все ушли на фронт, я остался в семье старшего брата. Тогда я закончил 5-й класс. Мне тогда около двенадцати лет было, и я стал партизаном. Связным, если быть точным - ходил в разведку по заданиям партизанского отряда до 1943-го, на благо деревни. Мы ходили к железной дороге, смотрели, как всё охраняется, а потом другие ребята закладывали там бомбы и взрывали дороги, чтобы немцы проехать не могли. В мае месяце нас уже схватили эсэсовцы. Привязали к лавкам и били плетками. В Рудню потом привезли нас, там тюрьма у них была. Там недели две нас держали, допрашивали, но где партизаны, мы не сказали. Через неделю наши самолёты прилетели, которые сбрасывали листовки с надписью о нашем спасении. Но немцы сработали на опережение - взяли нас всех и перевезли в Аушвиц. Я тогда и знать не знал, что это за место. 149568 - накололи мне номер на руку, он со мной всю жизнь. Дали позже куртку, брюки и полосатый чепчик на голову» - вспоминает Ковалев Евгений Филиппович.

В Освенциме вместе с остальными пленными они строили овощехранилище, занимаясь копанием и укреплением подвалов. Кормили их ужасно, на завтрак давали чай, на обед - баланду, похлебку из брюквы, а на ужин - чай и хлеб, одну буханку на четверых людей.

О воспоминаниях своей мамы и брата повествовала Лидия Константиновна:

«Лагерный №1996. Под этим номером числилась вся семья. Лагерь был строгого режима: бараки из досок, нары в 3 этажа, ограждение лагеря было из высокой колючей проволоки, у ворот находилась охрана с автоматами и страшные овчарки. Панический страх перед собакой храниться все мои годы. Главный человек в лагере - это комендант. У нас комендантом была женщина по имени Марта. Всегда хотелось кушать. Меня часто заставали сидящей в бочке для пищевых отходов, где оставались на стенках кусочки свеклы, которые я съедала. Взрослых узников ежедневно увозили под охраной на работу, а дети оставались и не должны были выходить из бараков. За непослушание комендант Марта могла больно ударить плёткой, которая была постоянно при ней.» - рассказывает Лидия Константиновна.

Как говорит Лидия Константиновна, ее семья до последнего верила, что наши войска освободят узников.

- Что случилось дальше?

«С конца зимы и весной город 1945 г. Бремен постоянно подвергался авиационным бомбёжкам. В апреле англо-американцы начали проводить массированные налёты. На территории лагеря было помещение, похожее на бункер. Во время налётов все пленники и русские, и поляки, и француженки прятались в этом бункере. Я это помню, потому, что я там от страха очень кричала. Во время очередного налёта, наше бомбоубежище было разрушено, поэтому невольникам разрешили прятаться в убежище для немцев. Там для немцев хранилось в идеальном порядке всё необходимое: еда, вода, одежда, постельные принадлежности, медикаменты. Но это не для нас пленников. Наконец закончились бомбёжки, бараки лагерные почти все были разрушены, но ворота с колючей проволокой, как символ фашистского гнёта, остались целы. Вскоре «эти адовы врата» протаранили танки союзников. Первыми нашими освободителями были танкисты из Англии, которые брали на руки детей, угощали сладостями. Всех пленников вывезли на территорию монастыря, который тоже был окружён высокой каменной стеной. Началась длинная дорога домой, через всю Германию, Польшу, Белоруссию. Везде разруха. На границе Белоруссии, в городе Гродно наша семья почти месяц пробыла в проверочно-фильтрационном лагере. Судьбу освобождённых пленников из фашистских лагерей решали работники НКВД. Мама рассказала свою печальную историю офицеру НКВД и он по-доброму решил, что нам немедленно надо отправляться домой. Приказал вестовому отвезти нас на телеге на станцию и посадить на поезд на Москву. Мы вернулись на Родину», - повествует Лидия Константиновна.

Далее мы решили узнать о спасении Евгения Филлиповича.

«В 1944 году нас молодых отобрали и переслали в 29-й блок. А всех цыган, которые были в том блоке, сожгли в одну ночь. Сначала расстреляли, а потом вывезли трупы в крематорий. Позже нас всех переселили в тот самый опустевший барак, и мы увидели, что осталось от цыган. Это были волосы, одежда разная. Мы подумали, что скоро и наша очередь настанет, что всех нас расстреляют. Но через несколько дней к бараку пригнали несколько машин, в которые нас погрузили, и повезли к железной дороге, где стояли пустые вагоны. Загнали в эти вагоны и перевезли в город Судеты (Чехия). В одну ночь нас всех подняли, построили в колонны, эсэсовцы с автоматами и собаками окружили и погнали куда-то, а впереди броневик ехал. Около трех часов мы шли без остановки, до полного изнеможения. Шли к какому-то населённому пункту. Недалеко от него нас загнали на какую-то площадку чистую, посадили на землю и нацелили на нас автоматы. Броневик развернулся и тоже нацелил пулемёт - нервы у нас были на пределе. Помню, один парень не выдержал, вскочил и заорал, его тут же расстреляли. Нас положили тогда на землю, и мы лежали, боясь шевельнуться. А потом мотоциклисты из колонны уехали, и нас почему-то погнали к лагерю назад. По дороге обратно уехал броневик. Мы думаем: «Значит стрелять не будут». Шли мы, шли, а затем и сопровождавшиеся нас эсэсовцы разбежались! С нами остались лишь три чеха, которые, надев красные повязки, представились коммунистами из подпольной организации и сказали, что берут нас под свою защиту. Уже в лагере они охраняли нас до 4 мая, до дня освобождения всех пленных из Освенцима. Потом мы узнали о Победе. О нашей Великой Победе! Ну а потом меня вернули через Польшу домой. Я не верил, что выжил в этой войне!», - рассказывает Евгений Филлипович

По приезду в родную деревню Евгения Филлиповича ждали плохие новости. Погибли все четверо его братьев, в живых остался лишь он и сестра. После войны долго лечился, отслужил в армии, трудился на станкостроительном заводе слесарем сборщиком и наладчиком автоматических линий.
  
Сегодня ветераны проводят патриотические встречи с молодым поколением, рассказывая свою военную историю. Лидия Константиновна и Евгений Филиппович уверенны, что главное это семья: «Берегите свою семью, потому что преданность к ней поможет преодолеть трудности. Берегите мир и цените своих родных и близких!».

Все новости