Уважаемые посетители и гости парка «Патриот»! Центральный музей бронетанкового вооружения и техники закрыт для проведения ремонтных работ !

Наши герои. Лидия Крюкова

24.04.2020
Наши герои. Лидия Крюкова Лидия Константиновна Крюкова родилась спустя три месяца с первых дней Великой Отечественной войны. К тому времени ее отец уже был признан без вести пропавшим.

«К началу войны на руках у мамы были: брат Володя 7 лет и сестра Галина 2 года и через три месяца в сентябре 1941 года родилась я. Вильнюс был захвачен немцами 24 июня», вспоминает Лидия Константиновна.

По воспоминаем брата и мамы, Лидия сразу родилась с прядью седых волос, поэтому она получила имя - «седой ребёнок».

В первый год войны в Вильнюсе, где осталась жить Лидия со своей семьей, был установлен немецкий порядок, в начале 1942 года начали проводить отбор населения на принудительный труд в Германию.

Лидия Константиновна вспоминает, что какое-то время они жили в двухэтажном доме, который был ограждён колючей проволокой и охранялся литовскими полицейскими. Выручали семью старые товарищи отца, старовер, дед Денис, взял многодетную семью под опеку и поселил у себя вплоть до 8 марта 1942 года. По действующим распоряжениям, хуторяне, которые имели 10 десятин земли, могли взять невольников работников для своего хозяйства и под свою ответственность. Однако вскоре пришлось возвращаться в Вильнюс, тогда же началась массовая отправка населения в Германию.

Долгое время Лидия с братом, сестрой и матерью успешно прятались от облав полицаев, но в один из дней они не успели собраться и к ним пришли два полицая - литовцы и велели собираться с вещами.

«Там всех выстроили в очередь. Немцы начали сортировать на здоровых, больных и евреев. Пример: семья, по фамилии Корнеева с 3 детьми, девочками и их мать использовала какую-то растительность и накрасила веки себе и своим детям. Она предлагала и нашей маме это сделать. Мама отказалась, боясь, что мы ослепним. Этим она сохранила нам всем жизнь. Семью Корнеевых на этапе мы больше не видели. Когда настала наша очередь предстать перед главным немцем, который решал нашу судьбу, то он увидел: молодая, красивая, русская блондинка с детьми: мальчик 7 лет, девочка 3лет и я кроха на руках. Немец сказал « ГУТ». С этих слов начались наши мытарства во время пути из Литвы, через Польшу в Германию, в далёкий город Бремен», - рассказывает Лидия Константиновна.

Женщина рассказывает, что везли всех в вагонах, предназначенных для перевозки скота. Пол из деревянного настила, покрытый небольшим слоем соломы, маленькие окошечки под потолком с решётками, никаких удобств. Не было никакой еды. Иногда в открытые двери вагона сердобольные люди кидали кое-что съедобное.

По ее воспоминаем, страшнее всего было их маме во время санитарных обработок. Некоторые пленники после таких обработок не возвращались. По слухах, их уничтожали как уже непригодных. После одной из них, ее брат Володя рассказывал, что ему кололи руку и выкачивали кровь.

«Лагерный № 1996. Под этим номером числилась вся семья. Мама обязана была носить нашивку с номером на одежде. Название улицы, где находился лагерь, Бобдорфштрассе. Лагерь был строгого режима: бараки из досок, нары в 3 этажа, ограждение лагеря было из высокой колючей проволоки, у ворот находилась охрана с автоматами и страшные овчарки. Панический страх перед собакой храниться все мои годы», - признается Крюкова.

В три года Лидия первый раз увидела детскую игрушку. А есть приходилось «баланду», которая состояла из брюквы и какой-то травы. По ее воспоминаем кушать хотелось всегда. Как говорит Лидия Константиновна, ее семья до последнего верила, что наши войска освободят узников.

- Что случилось дальше?

«С конца зимы и весной город 1945 г. Бремен постоянно подвергался авиационным бомбёжкам. В апреле англо-американцы начали проводить массированные налёты. На территории лагеря было помещение, похожее на бункер. Во время налётов все пленники и русские, и поляки, и француженки прятались в этом бункере. Я это помню, потому, что я там от страха очень кричала. Во время очередного налёта, наше бомбоубежище было разрушено, поэтому невольникам разрешили прятаться в убежище для немцев. Там для немцев хранилось в идеальном порядке всё необходимое: еда, вода, одежда, постельные принадлежности, медикаменты. Но это не для нас пленников. Наконец закончились бомбёжки, бараки лагерные почти все были разрушены, но ворота с колючей проволокой, как символ фашистского гнёта, остались целы. Вскоре «эти адовы врата» протаранили танки союзников. Первыми нашими освободителями были танкисты из Англии, которые брали на руки детей, угощали сладостями. Всех пленников вывезли на территорию монастыря, который тоже был окружён высокой каменной стеной. Началась длинная дорога домой, через всю Германию, Польшу, Белоруссию. Везде разруха. На границе Белоруссии, в городе Гродно наша семья почти месяц пробыла в проверочно-фильтрационном лагере. Судьбу освобождённых пленников из фашистских лагерей решали работники НКВД. Мама рассказала свою печальную историю офицеру НКВД и он по-доброму решил, что нам немедленно надо отправляться домой. Приказал вестовому отвезти нас на телеге на станцию и посадить на поезд на Москву. Мы вернулись на Родину», - повествует Лидия Константиновна.

Все новости